АЛЕКСАНДРА МАРИНИНА. «Я всегда смотрю только вперед»

АЛЕКСАНДРА МАРИНИНА. «Я всегда смотрю только вперед»

Она, пожалуй, самый известный в мире российский подполковник милиции. Правда, в отставке. К счастью, как автор детективов Маринина в отставку уходить не собирается. Наоборот, у нее сейчас время нового творческого взлета!

Совсем недавно в издательстве «ЭКСМО» вышла новая книга Александры Марининой «Личные мотивы». И еще не все поклонники качественного детектива перевернули последние странички этого двухтомника, многие еще пребывают в азартном поиске злодея вместе с умницей Каменской, а писательница уже приступила к новой работе. Во всяком случае, мы заслали Марину Анатольевну (это настоящее имя королевы детектива) накануне ее отъезда вместе с помощницей и подругой Ириной в один из подмосковных санаториев. И отправлялись они туда — на свежий воздух, в еще заснеженный лес — не отдыхать, а готовить синопсис очередной увлекательной истории. Это второй шаг в подготовке новой книги. Первый — скрупулезный сбор материала — уже позади.

НОВЫЕ МЫСЛИ ПО ПОВОДУ МЕСТИ

Темой исследовательского интереса молодой сотрудницы Академии МВД Марины Алексеевой были личностные качества осужденных за насильственные преступления. Она писала об этом диссертацию, а материал собирала в местах лишения свободы. Тогда, в начале 80-х, будущая Александра Маринина прослушала исповеди сотен убийц и насильников! Возможно, какие-то из хитросплетений тех судеб и легли в основу сюжетов ее будущих книг. Но характеры-то? Откуда берется в книгах Марининой их калейдоскоп, если сама писательница говорит о себе, мол, на тусовки не хожу, общаюсь только с мужем, подругой и литературным агентом?

«Истории попадают в мою в голову, там варятся, а когда свариваются, я их записываю»

Александра Маринина. Откуда берется? Не знаю… Ну, во-первых, прежде чем начать вести затворнический образ жизни, я 20 лет работала и 15 училась. И встречала многих людей. Потом у меня есть Ира, которая тоже многих людей повидала и много чего мне рассказывает.

А бывало, чтобы вы постороннего человека расспрашивали о жизни — для книги?

Бывало. Но чтобы я увидела интересного человека и решила, дай-ка о нем напишу, — нет, это не мой путь. Я никогда не иду от жизненного факта. Я иду от идеи, которая сложилась в голове. Например, мне нужен персонаж, который способен на такой-то поступок. Я говорю об этом Ире и мужу. И каждый начинает вспоминать: а вот, знаешь, когда-то у меня был коллега, который поступал так-то и так-то… Безусловно, многое я придумываю, но зерна того, что мне рассказывают, тоже прорастают.

Александра Маринина

«Первый творческий кризису меня случился, когда я вышла в отставку. И длился он полтора года…»

Родилась во Львове 16 июня. Детство провела в Ленинграде и Москве Окончила юридический факультет МГУ в 1979 году. Подполковник милиции в отставке В1991 году в соавторстве с коллегой по милиции Александром Горкиным написала свой первый детектив — «Шестикрылый Серафим» Ныне — автор более 40 романов, переведенных на 20 языков, признанная королева детектива С 1998 года счастлива в браке с Сергеем Заточным, бывшим оперативником, сейчас — полковником милиции в отставке Обожает животных и комнатные растения. Коллекционирует колокольчики

У вас есть диктофон для таких случаев?

Для таких случаев — нет. Все эти истории просто попадают в мою голову, там варятся, варятся, а когда свариваются, я результат записываю. Диктофон у нас для другого. Например, сейчас собираем материал для следующей книжки, в которой многие события происходят в театре. Поэтому набираемся знаний. Пытаемся понять, как все устроено: театр как производственный механизм, театр как творческий механизм. Задаем вопросы сведущим людям и ответы записываем на диктофон.

Героиней новой книги будет Каменская?

Да.

С ней вы надолго расставались. Роман «Городской тариф» вышел в 2006-м, а следующий с участием Каменской — «Жизнь после жизни» — в 2010-м. Признайтесь, вы, как и читатели, наверняка скучали по Насте?

Знаете, нет. Иногда бывает, что я испытываю настолько теплые чувства к какому-нибудь персонажу, что мне жаль с ним расставаться после того, как книга закончена. Так, например, произошло с Натальей Вороновой из саги «Тот, кто знает», поэтому я ввела ее персонажем второго плана в следующую книгу «Незапертая дверь». Были и другие случаи. Но по Каменской я не скучаю. Просто, когда придумываю новую книгу, я сначала аккумулирую для себя — зачем хочу ее написать? Потом начинаю придумывать сюжет, а дальше уже прикидываю, есть здесь место для Каменской, уместна она или не нужна.

Вы как-то сказали, что для вас принципиально — не повторяться. Речь об идее или о характерах героев, сюжетных линиях?

Идея может повторяться. Например, в 95-м году я написала книгу о мести «Убийца поневоле». Прошло 15 лет, и появились новые мысли по этому поводу — почему бы ими не воспользоваться? И я написала «Личные мотивы». А вот если нечего добавить — повторяться глупо и непродуктивно. Этого не буду делать никогда.

Наверное, ни в чем себя не повторить трудно, когда 20 лет пишешь по 2 романа в год!.. Кстати, творческий юбилей будете отмечать?

Лично я — нет. Но если издательство захочет меня поздравить — с удовольствием. Очень люблю такие события — когда приходят гости, с цветами, со словами…

«Я НЕ ЦЕПЛЯЮСЬ ЗАПРОШЛОЕ!»

Вот никак не могу поверить, что 20 лет назад ни с того ни с сего взрослая девушка…

Тетка. Мне уже было 33 года!

Вполне девичий возраст… Так вот: не поверю, что все произошло вдруг, что писать вы не мечтали и не пытались что-то в этом плане делать. Записи в девичьем дневнике и песеннике — не в счет. Кстати, они у вас были?

Дневника не было. А песенник — как же! Мы все этим занимались. Переписывали в тетрадки песни, иллюстрировали рисунками и вырезанными из журналов фотографиями актеров и актрис. А что касается литературных опытов — они тоже были. Я сочиняла стихи. В старших классах школы писала жутко сопливую, отвратительную, сентиментальную прозу, которую никому никогда не показывала.

«Каждый божий день я себя грызла, что день прошел, а я снова ничего не сделала, не начала…»

Интересно, та заветная тетрадочка жива? И песенник?

Нет, что вы! Я не из тех людей, которые трепетно относятся к своему творчеству. Или цепляются за какие-то свидетельства былого. Наоборот, я легко от всего избавляюсь и чувствую потом даже физическое облегчение. Я всегда смотрю только вперед. Не люблю назад.

А есть такое слово, про которое вы тоже могли бы сказать — «не люблю»?

Есть. Это слово «должен». Считаю, что слово «должен» обросло огромным количеством мифов. Люди используют его очень неправильно. На самом деле «должен» — слово с очень узким смысловым кругом. Когда я слышу: «Такой должна быть идеальная жена» или что-то в этом роде, во мне все встает дыбом. Кому кто что должен?! Или: «Ты должен любить своего ребенка». Почему должен? Люблю — значит, люблю, не люблю — значит, не люблю!

ОТПУСК ПОНЕВОЛЕ

Два года — с 2007 по 2009-й — не выходило ни одной вашей книги. Вы сделали себе отпуск?

Он сделался сам. Если бы я могла, не стала бы отдыхать.

Впереди — премьера. А что дальше?

Новые серии о Каменской (шестой сезон) уже сняты. Сейчас идет монтаж, озвучание. А вот будет ли продолжение — вопрос…

Экранизация романов Александры Марининой о приключениях майора милиции Насти Каменской началась в 2000 году. За 5 сезонов было экранизировано 25 романов.

Сергей Гармаш, игравший Юрия Короткова, сам попросил авторов сериала, чтобы они «убили» его героя. Причина — занятость актера в других проектах. В конце 5-го сезона телесериала майор Короткое действительно погибает. А вот в книгах Марининой он продолжает жить!

Писательница осталась довольна тем, как Каменскую сыграла Елена Яковлева, хотя представляла в этой роли других актрис. Кстати, свою Настю Маринина начинала писать с себя, но потом героиня стала меняться.

Остались неэкранизированными два последних романа о Каменской. А для того чтобы снимать очередной сезон сериала, их нужно шесть. Но Маринина не уверена, что будет их писать.

Вы, помню, в одном интервью трехлетней давности даже предупредили, что, возможно, на какое-то время замолчите. А на вопрос, чем тогда будете заниматься, ответили: «Вышивкой, танцами, стендовой стрельбой». Так и было?

Да, так эти два года я и провела. А еще складывала пазлы, раскладывала пасьянсы на компьютере, много стреляла, много вышивала, занималась фламенко. Много чем. Но при этом каждый божий день себя грызла, что день прошел, а я опять ничего не сделала, не начала. Если первые два месяца жила иллюзия — мол, немножко отдохну, потом наверстаю, вскоре она растаяла. Время шло — все вышивалось, стрелялось, складывалось и раскладывалось, а движения творческого не было никакого. Мне добрые люди объясняли, что я просто устала, что нужен отдых. И лукавое сердце охотно на это откликалось, но все равно грызло, грызло… с каждым днем больше. И было ощущение, что я уже ничего не смогу написать. Причем у меня была уже начата книга, было готово страниц сорок, продуман сюжет…

Что в таких случаях мешает сесть за компьютер?

Я просто чувствовала, что не могу. Нет куража. И вот в один из таких дней, когда отчаяние меня совершенно накрыло, я сказала Ире: «Давай писать вместе». И началось! Тут же она поволокла меня в писчебумажный магазин, купила тетрадку, чтобы я могла в ней начать писать от руки. Это было в Италии, мы там отдыхали…

А что значит «давай писать вместе?»

Понимаете, текст я пишу одна. Но она сидит рядом и читает что-нибудь нужное для дела, для будущей книги. Вот когда я писала «Личные мотивы», Ира штудировала Станиславского, потому что следующий роман будет о театре. Так вот, скажем, я останавливаюсь, потому что дошла до места, которое мне не очень понятно, и говорю Ире: «Слушай, оторвись. Вот у меня такой эпизод, такая ситуация. Как логичнее выстроить — так или так?» Или, например, мы задумали эпизод, я до него дошла, но теперь он мне кажется избыточным. И мы посидим, пообсуждаем…

Это был первый творческий кризис?

Второй. Первый случился после моего выхода в отставку и длился полтора года.

Вы тогда обнаружили, что сидение дома совсем не стимулирует творчество?

Да. И Натану, моему другу и литагенту, пришла идея с этим офисом, где мы сейчас разговариваем. Помню, мы с ним были в Голландии. Там выходили мои книги, и издательство организовало серию интервью. Я давала их по 8-9 каждый день. И Натан как-то сказал: «Знаешь, я решил: мы возвращаемся, день тебе на то, чтобы разобрать сумки и помыться, а 30-го (стоял конец мая) ты выходишь на работу в мой офис. Поняла?» Я: «Ну, как скажешь…» Ни на что совершенно не надеясь, не веря, что это изменит ситуацию, я тем не менее действительно вышла 30 мая на работу. И все завертелось!

«Мне объясняли, что я просто очень устала. И лукавое сердце охотно на это отзывалось»

Понятно, вас дисциплинирует наличие офиса и строгого распорядка трудового дня, наличие начальника, и лучше не одного… Кстати, муж — «начальник» в том, что касается творческого процесса?

Что вы, нет, он жалеет. В этом смысле на него опираться нельзя. Он очень нас с Ирой опекает. С нами вместе всюду ездит. Нас организовывает. Ведет за собой. Но, если я ему скажу: «Знаешь, мы с Ирой что-то устали», на 150 процентов услышу в ответ: «Конечно, девочки, отдыхайте! Сразу после завтрака положу вас спать — вам нужно выспаться!» Мы же встаем в пять утра, когда работаем.

Почему в такую рань?

А у нас такой график. Иначе ничего не успеем.

А вторую книгу, ту, над которой собираетесь работать в санатории, успеете в этом году подарить читателям?

Думаю, да.

ЕЩЕ ОДИН ЮБИЛЕЙ: ДВАДЦАТЬ ЛЕТ ВМЕСТЕ

Такую дату отметили Марина Алексеева (она же Александра Маринина) и Сергей Заточный в 2010 году.

Правда, официально они женаты лишь 12 лет — с 1998 года. Познакомились I будущие супруги 27 февраля 1990 года в трамвае №27, который вез обоих на работу — в Академию МВД СССР. Случайная встреча, несколько фраз, а оказалось — судьба!

Сергей стал прообразом двух героев «из Каменской» — Алексея Чистякова, мужа главной героини, и генерала Ивана Алексеевича Заточного, непререкаемого для нее авторитета. В сериале «Каменская» роль первого сыграл Андрей Ильин, роль второго — Любомирас Луцявичус.

Как признает сама Маринина, муж ее главный помощник в писательском деле. «Он внимательно прочитывает каждую написанную страницу, чтобы у меня не было профессиональных ошибок и ляпов», — говорит она. Во всех поездках (а писательница, как правило, ездит не отдыхать, а работать) супруг сопровождает ее и организовывает творческий процесс. «Мой креативный директор», — так в шутку называет его Маринина.

Сергей любит собак, а королева детектива — кошек. И до недавнего времени в их доме жили только кошки — Марьяна и Возя. Но год назад справедливость восторжествовала: супруги завели пса породы бельгийский гриффон.

Марина Бойкова, ИМЕНА март 2011

Мой блог находят по следующим фразам

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>