СВЕТЛАНА НЕМОЛЯЕВА И АЛЕКСАНДР ЛАЗАРЕВ. Всегда вместе, всегда рядом

СВЕТЛАНА НЕМОЛЯЕВА И АЛЕКСАНДР ЛАЗАРЕВ. Всегда вместе, всегда рядом

Светлана Владимировна и Александр Сергеевич живут вместе более 50 лет. Надежный тыл и у их сына. Похоже, верность и преданность очагу у этой актерской семьи просто в крови

Они стали основателями замечательной актерской династии. И вот уже звание народного артиста получил их сын — Александр Лазарев-младший. А теперь и его дочка Полина Лазарева выходит на сцену. В добрый путь!

В этой семье каждая вещь имеет свою историю, а с фотографий в рамочках на нас смотрят любимые, родные для хозяев дома лица. И тут же звонкие голоса внуков, заставляющие улыбаться счастливых родителей и не менее счастливых бабушку и дедушку. Правда, Александра Сергеевича пока нет дома, он в разговор вступит позднее. А пока мы со Светланой Владимировной, уютно усевшись в его кабинете, настроились на волну памяти.

«Я помню даже немножечко эвакуацию, — рассказывает она, — мне было года четыре. «Мосфильм», где работали папа и мама, эвакуировали в Алма-Ату. Вспоминается новогодний праздник в детском саду. Хорошо помню Таню Лаврову, тогда она была Андриканис. Что значит девочка, я запомнила, что на Тане было бархатное платьице с кружевным воротником.

«Когда маме было 7 лет, бабушка сама пошла на фронт. Там она встретила офицера»

Я безумно любила отца. Он много читал, сам писал сценарии к своим фильмам.

Папа и во мне развивал эту литературную жилку. По каждой прочитанной книге я писала небольшой конспект. И зрение потеряла, потому что читала до ночи. А так как спала в одной комнате с бабушкой, то, чтобы ей не мешал яркий свет, читала при свете ночника.

Бабушка, Вера Алексеевна, мамина мама, когда вышла замуж первый раз, родила мою маму. Муж в том же году умер от скоротечной чахотки. В 1914-м, когда маме было 7 лет, бабушка сама пошла на фронт. Там она встретила Николая Федоровича, армейского офицера, они поженились. Он потом безумно любил нас, внуков. И мы его. В школе в послевоенное время каждому ученику выдавали бублик и кусочек сахара. Я знала, что дедушка очень любит сахар, поэтому бублик съедала, а сахар несла ему».

Светлана Владимировна обладает удивительной способностью, она говорит о близких, тех, кого нет, так, словно эти люди просто на минутку вышли, сейчас откроется дверь и… «Бабушка была дворянка, украинка по фамилии Мандрыко. Это знаменитый род, приверженцы царя. Все мужчины были офицерами, участвовали в Бородинском сражении. Сейчас очень многое о своих предках узнал Шура (оговорюсь сразу: Шура в этой семье—Лазарев-младший, а Саша — Лазарев-старший. — Прим. ред.). Он ездил на Украину, возил сына Сережу на Бородинское поле, показывал места, где проходили бои».

После войны Светлана с родителями и младшим братом Колей вернулись в Москву, в коммунальную квартиру на Плющихе. Многие столичные знаменитости — художники, артисты — были частыми гостями Владимира Викторовича и Валентины Львовны. Брат с сестрой, росшие в такой атмосфере, думали только о сцене и кинематографе.

«Для нас с Николаем никогда не стояло вопроса о выборе профессии. В 11 лет я снималась у папы в картине «Машина 22-12, или Счастливый рейс». Чудесное кино. Но жанр комедии тогда порицался за аполитичность, и папа получил за фильм сполна. Теперь его «Машина 22-12» входит в золотой фонд Госфильмофонда (услышь это папа, наверное, упал бы в обморок!). Но самой замечательной папиной картиной я считаю довоенного «Доктора Айболита» по сказке Шварца. Айболита играл Максим Максимович Штраух. Но он снимался только в игровых сценах. А на натуре, где надо было бегать, лазить по горам, снимался сам папа. Он был очень наивным, вспыльчивым и безумно оптимистичным человеком. Это я от него взяла оптимизм.

К нам приходили Михаил Иванович Жаров, Людмила Целиковская, Верочка Орлова, Павел Шпрингфельд. Они все снимались у известного режиссера Константина Юдина. А моя мама была у него звукорежиссером — и на «Близнецах», и в «Сердцах четырех».

Когда мы с братом подросли, Николай пошел во ВГИК на кинооператорский, я — в Щепкинское, у нас появилась большая общая компания, в нашей коммуналке собиралось до 30 человек. Мы были шестидесятниками. Это великое время.

Что касается быта, то мне всегда хотелось украсить дом. Папа у меня — большой эстет, аккуратист, он очень любил красивые вещи. Я и в этом пошла в него, даже на гастролях обязательно обихаживаю свой номер. Начинаю все передвигать, что вызывает бешенство у Саши. Да и в доме все сделано мной. Потом Саша говорит: «Боже, как у нас красиво, как уютно».

Светлана Владимировна давно уже бабушка. Интересно проследить, как меняются в этой семье педагогические принципы. «Не помню, чтобы папа шлепнул меня. А вот мама могла наказать. Зато я Шурика лупила и за волосы трепала. Еще бы! Школа для меня была стихийным бедствием: он приводил всех друзей, когда, по их выражению, была «свободна хата». Я же очень увлекалась антиквариатом, стариной, дом полон всяких безделушек. Шурик же приходил с приятелем, они начинали кидаться подушками, и все кончалось драмой — разбивалась какая-нибудь антикварная вещь. Он тут же получал по заднице, и на этом дело кончалось, до следующего визита. Сейчас ругаю себя за это. А Шурик своих детей уже не трогает».

После окончания Щепкинского училища молодая артистка уехала сниматься в фильме-опере «Евгений Онегин» — роли Ольги. А сразу после съемок стала показываться в театры. Однокурсник попросил ее подыграть ему в «Укрощении строптивой». Они пришли в Театр Маяковского, Немоляеву в труппу приняли, а ее партнера — нет. Точно такая же история произошла с Лазаревым. Знакомая тоже попросила его подыграть на показе в Театр Маяковского. И его приняли, а ту девушку — нет. Словно сама судьба сводила друг с другом питерского паренька Александра Лазарева, окончившего Школу-студию МХАТ и хорошенькую голубоглазую москвичку Свету Немоляеву, выпускницу Щепкинского театрального.

«Сначала он никакого впечатления на меня не произвел, к тому же у меня был роман с одним человеком. Но потом я влюбилась в Сашу. Целовались на ступеньках в театре, чтобы никто нас не видел, а весь театр уже знал о нашем романе, все ждали, когда мы поженимся. И, когда мы об этом сказали, все наконец вздохнули с облегчением. Мы познакомились в 1959 году, а весной следующего года поженились».

«Бывает и скандалим. Но на сцене забываем обо всем. Да и дома очень быстро миримся»

Сашин папа, Сергей Николаевич Лазарев, был замечательным питерским художником, имел выставки, но, к сожалению, не получил достойного признания. Его работы сегодня украшают кабинет и гостиную Светланы Владимировны и Александра Сергеевича. Много работ отца в квартире брата Александра Сергеевича — Юрия, народного артиста России, оставшегося в Петербурге. Он актер Театра комедии, его жена Мария Кедрова тоже актриса. Мама Саши и Юры, Олимпиада Кузьминична, была стенографисткой, машинисткой, но в последние годы занималась только домом. Очень любила Шурика, и каждое лето они с Сергеем Николаевичем приезжали на дачу в Абрамцево.

«Поначалу, когда мы с Сашей только поженились, — продолжает Светлана Владимировна, — и его родителям не все нравилось, и моим. В отличие от них, мы оба были по уши в театре, нас раздражал выходной. Чего не скажешь сейчас. Теперь мы выходного ждем как манны небесной. Тогда же хотелось, чтобы день отдыха скорее прошел и можно было опять работать. Самая настоящая семья у нас возникла через семь лет, когда родился Шура. Так получилось, что именно в этот периоду нас было очень много интересных ролей в театре. А Саша еще и постоянно снимался. Поэтому жизнь у нас была особая, не такая патриархальная, как представляли папа с мамой. Ведь мои родители, как и Сашины, почти 60 лет прожили вместе.

Я тоже всегда считала, что основа семьи — это доверие и любовь. И очень рада, что у Шурика с его женой Алиной все в семье хорошо. Но, если честно, мы боимся говорить об отношениях в семье. И Шура стал таким же. Мы же все актеры, а значит, очень суеверные, боимся сглаза. Помню, как-то Коля Караченцев в одном интервью сказал: «Я не хочу, чтобы моя личная жизнь стала достоянием республики…»

«Однажды Шурик привел Алину и сказал: «Вот девочка, на которой я женюсь»

Три года молодые жили у родителей на Плющихе, потом им дали комнату, тоже в коммуналке, но зато в минуте ходьбы от театра. Какие же компании видели те стены!

«Вот, скажем, Андрей Тарковский не был нашим другом, — рассказывает Светлана Владимировна, — скорее другом наших друзей. Но я очень горжусь тем, что он у нас бывал. Причем один раз сидел на шкафу. Мне недавно друзья сказали: «Что это у тебя за шкаф такой, какой-то чешский гробешник?» А этот шкаф переезжал с нами из квартиры в квартиру, а потом уехал на дачу. Я его никогда не выкину, потому что это приданое мамы с папой, которое они нам подарили на свадьбу. И когда в той 18-метровой комнате собиралось по 30 человек, места свободного не было, а Тарковский как-то пришел последним, залез на тот самый шкаф и сидел, свесив ноги. Мы говорили: «Андрюша, слезай». — «Нет, мне здесь очень интересно, я вас всех вижу».

Было ли в их паре такое понятие, как «глава семьи»? Скорее нет. У Лазарева-старшего очень сильный характер, он часто не идет на уступки в силу того, что настоящий мужчина.

«Ну, и я не слабенькая, — смеется Светлана Владимировна. — Если считаю что-то правильным, то тараню, как паровоз. Уверена: успех мужчины во многом зависит от женщины, которая рядом. В лоске, в дипломатичности, в более терпимом отношении к жизни я ему советчик. Но в принципиальных вещах он не поддается, наоборот, меня пустит по своим рельсам. И Шура многое перенял от отца: очень скрупулезен, очень дисциплинирован. Даже в житейских вещах — например, Саша не уйдет из дома, пока все не проверит, и Шурик тоже. А я могу выскочить, не проверив, как и Алина.

Вообще, как в любой семье, бывает всякое, порой и ссоримся, и скандалим. Но на сцене забываем обо всем. Да и дома очень быстро миримся. И потом не можем вспомнить, из-за чего ругались. То же самое и с Шуриком. Если мы разругаемся по телефону, он всегда позвонит первый, у него добрейшая душа».

В актерской семье неизбежны съемки, поездки на фестивали, встречи со зрителем в других городах. Светлана Владимировна признается, что всегда тяжело переносила разлуку с мужем. Тем более что Лазарев-старший в молодости очень много снимался, потом она часто ездила со «Служебным романом» (это любимая экранная роль Немоляевой) — фильм купила 101 страна. Но поездки были дня на три, самое большее на пять. А так они всегда вместе и ни разу за всю жизнь не отдыхали друг без друга. Светлана Владимировна не понимает, когда говорят: «Я поеду, отдохну от семьи, немножко приду в себя».

«А сейчас, — добавляет она, — я просто не отпущу Сашу одного на съемки. Ему и здоровье не позволит, и в бытовом смысле он совершенно неприспособленный человек. Это я его так приучила, потому что считаю, что мужчина, тем более известный актер, всегда на виду, он не должен знать, где носки, где трусы. Сходить в магазин — это одно дело, но стирка и уборка — не мужское занятие».

Когда в театральной семье рождается ребенок, то чаще всего детство его проходит за кулисами. Да Шурик и сам с младых ногтей стремился в театр.

«Полинка пошла в лазаревскую линию. А вот в Сереже есть что-то немоляевское»

«Я еще в детстве заметила его способности, — говорит Светлана Владимировна, — когда он дома кого-то показывал. Помню, как-то мы сидели с моей мамой. Мама очень хорошо шила, у нее был замечательный крой, но все нитки вылезали, могли булавки торчать. А я, как ни скрупулезно вязала, никто мои вещи носить не мог, потому что это было черт знает что. И вот мы с мамой сидели за столом, и она меня хвалит за то, что я хорошо вяжу, я ее хвалю за то, что она отлично шьет. Шурик сидел-сидел, слушал-слушал и вдруг начинает нас передразнивать. «Ах, мама, как ты шьешь, ах, ах». — «Ах, дочка, как ты вяжешь, ах, ах». — «Как ты шьешь». — «Как ты вяжешь…» И он так смешно нас показал, что я хохотала до слез. Он не просто копировал, он делал это так, что невозможно было не смеяться».

А вот отец особой ажитации оттого, что сын станет артистом, не выказывал, он считал, что есть масса других замечательных профессий. Например, сам Александр Сергеевич в юности мечтал быть археологом и еще долго возил на все гастроли книгу Курта Керама «Боги, гробницы и ученые».

«Когда Шурик поступал в театральный, — вспоминает Светлана Владимировна, — у нас был раздрызг: я говорила о своем любимом Щепкинском, а Саша — о Школе-студии МХАТ. Шурик сам выбрал МХАТ, хотя его брали и туда, и туда. Сын еще в детстве снимался у Александра Сергеевича Орлова в телефильме «Тайна Эдвина Друда». И в театре играл в спектакле «Леди Макбет Мценского уезда».

К экзаменам Шурика готовил Саша, он вообще прирожденный педагог, я считаю, в нем умерла вторая профессия. Просто в молодости он был очень востребованным актером, а сейчас здоровье не позволяет. И потом Саша настолько ответственный человек, что работал бы на износ и выкладывался по полной. И Шурик тоже пока очень занят, чтобы преподавать. Но потом, может быть, и станет педагогом».

Еще в этой семье есть такое понятие, как «наше»: если успех — то наш успех, если провал, то один на двоих (в семье Лазарева-младшего эта добрая традиция продолжается). В декабре 1970-го на сцене Театра Маяковского прошла премьера пьесы Теннесси Уильямса «Трамвай «Желание». Роль Бланш стала звездной для Немоляевой, и это была их общая победа. А Александр Сергеевич так волновался на каждом спектакле, что смог посмотреть только первые три, такой испытывал страх за свою Свету. Роль Александра Сергеевича в «Человеке из Ламанчи» тоже стала семейным триумфом, хотя Светлана Владимировна играла в спектакле небольшую роль. Но Сервантес — Дон Кихот Лазарева поистине взорвал театральный мир, такой силы образ был создан актером.

На недавней премьере «Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» в Театре Маяковского, где уже больше пятидесяти лет служат народные артисты России Светлана Немоляева и Александр Лазарев, кто-то из зрителей обратил внимание на то, что Светлана Владимировна шевелит губами, беззвучно произнося текст мужа. Светлана Владимировна улыбнулась: «Да? А я этого не замечаю. Это уже не зависит от меня. Мы действительно за эти годы стали единым целым». Но это «единое целое» относится и к Шурику, и к его жене Алине, и к их детям Полине и Сереже.

А еще они очень дружны с братом Светланы — Николаем Владимировичем, известным оператором-постановщиком, снявшим такие ленты, как «Обыкновенное чудо» (1978), «Покровские ворота» (1982), «Тихие омуты» (2000). У него замечательная дочка Настя, тоже талантливая актриса. Сейчас они снимались с Лазаревым-младшим в одном кино. И, когда начинались съемки, режиссер кричал: «Клан Лазаревых — Немоляевых, на съемочную площадку!».

«Я сразу приняла жену Шурика Алину, — рассказывает Светлана Владимировна. — Она рассказывала мне, что, когда впервые увидела Шурика, на нем была майка с надписью: «15 мая». А это ее день рождения. Однажды Шурик привел Алину и сказал: «Вот девочка, на которой я женюсь». Я это приняла как данность, ведь недаром говорят, что мы сыновей растим для других женщин. Хотя по натуре я очень ревнива, но это больше касается мужа, нежели сына. Хотя в Саше я стопроцентно уверена».

Три поколения актеров

Внучка Полина Лазарева, окончившая ГИТИС, уже играет Верочку в «Месяце в деревне» в Театре им. Маяковского. Более того, худрук «Маяковки» Сергей Арцыбашев приглашал ее в труппу. Но она пока не знает, как быть. Девушка стесняется, что окружающие скажут, мол, это бабушка с дедушкой помогли. Она и в «Ленком», где работает отец, опасается идти по той же причине.

А вот Сергею Лазареву пока еще рано всерьез задумываться о профессии. Он только в пятом классе. Впрочем, как сказал его отец: «Мама отравила театром меня, Полину, теперь тянет Сережу». Мальчик любит театр, уже участвовал в массовке в «Мертвых душах». Пока для него это всего лишь детская игра. Ему просто важно постоянно быть задействованным, участвовать в процессе.

И если богатство любой семьи с годами приумножается, то главное богатство Лазаревых — Немоляевых — внуки. Первые три года Шурик и Алина жили у родителей Шурика. В арке, которая ведет из прихожей в комнату, висели длинные ремешки, как качели, туда вдевали ножки малышки, и она смешно прыгала, а, утомившись, иногда засыпала. «Я возмущалась, — говорит Светлана Владимировна. — «Издеваетесь над ребенком!» Но они сами были почти дети — 23 года. Так вот, если в этот момент звучала какая-нибудь музыка, я видела, как внучка вся погружалась в нее. У нее абсолютный музыкальный слух, как у Сашиного папы».

Время летит. И когда Полинка выросла, то окончила ГИТИС, курс с музыкальным уклоном. Причем готовил ее к вступительным экзаменам, как и Шурика, Александр Сергеевич. Дед с внучкой друг друга очень любят. «Одна женщина-экстрасенс нам сказала: «Полинка — это вам подарок с небес», — говорит Светлана Владимировна.

«Полинка пошла в лазаревскую линию, — наконец-то вступает в разговор Александр Сергеевич, пришедший вовремя, когда речь зашла о любимых внуках, — у них очень много общего. А вот в Сережке есть что-то немоляевское — безумный оптимизм, быстрая отходчивость. Он очень необыкновенный человечек, дитя сегодняшнего времени, сейчас в пятом классе. Все схватывает на лету, впитывает не как губка, а как тысяча губок. Мне кажется, если речь заходит о компьютерной технике, то и Шура может что-то у сына спросить. Он года три тому назад сказал матери: «Представляешь, я узнал, что есть такие пожилые люди, которые не умеют ни читать, ни писать эсэмэски!» «Такие люди — твои бабушка и дедушка», — ответила Алина. Когда Света просит его научить пользоваться какими-нибудь новыми функциями в мобильнике или в компьютере, он честно пытается, но потом понимает, что это бессмысленное занятие, и «улетает».

Внимания Сергей получает больше, чем Шурик в свое время. Что греха таить, мы со Светой часто не знали, как сын учится, он был предоставлен сам себе, так как моя мама приезжала из Ленинграда в основном на лето, а Светланина мама была мосфильмовской дамой».

«Я когда-то ссорилась с родителями, — вступает в разговор Светлана Владимировна, — обижалась на них. Но сейчас понимаю, как это глупо. Например, я звонила им и говорила: «Папа, ты представляешь, у нас утром репетиция, вечером спектакль, мы не знаем, куда девать Шурика. Ну придите, пожалуйста, вечером, помогите». — «Сейчас, Светланочка, я посмотрю, что у нас в Доме кино». Меня это так бесило, что я готова была подраться. Потом, когда папа приходил, он не знал, что с Шуриком делать, и говорил: «Давай поиграем с тобой в такую очень интересную игру «кто быстрее уснет». И сразу засыпал. Конечно, побеждал он. Сейчас мы вспоминаем и смеемся, а тогда это была драма.

Нет, они пытались помочь и даже брали его лет в семь на съемки в Ярославль. Он был очень озорной, отвязал лодку в б утра, так как очень любил рыбачить, и выплыл на середину Волги, а вокруг пароходы. Мама чуть не умерла. Она вылетела из гостиничного номера и на берегу стала кричать, чтобы он вернулся. Дед бросил экспедицию и уехал, разругавшись с мамой. И нам вернули сына… А Полинку мы сами брали на гастроли. У нас уже было другое положение. Она даже играла в наших спектаклях».

«Я когда-то ссорилась с родителями, обижалась на них. Но сейчас понимаю, как это глупо»

И все-таки, что это: родство душ, связь времен, эстафета поколений? А может, умение знать наперед, что тебя ждет? «Знаете, я была предсказательницей своей жизни, — говорит Светлана Владимировна. — Бывает так, словно какой-то щелчок внутри, и я знаю, что будет дальше. Вот когда я вошла в эту квартиру в первый раз, здесь жил Максим Максимович Штраух, знаменитый актер, работавший в нашем театре. Так вот, когда я переступила порог квартиры, поняла, что буду жить именно здесь. Или еще студенткой попала на студенческий спектакль «Зыковы» Горького и сказала себе, что буду играть героиню Павлу.

Единственное, что трудно угадать, — какой кому подарок сделать на день рождения или просто к празднику. Самый ценный подарил мне Шурик. Он получил первый гонорар за фильм «Тайна Эдвина Друда» — 40 рублей. Сказал, что хочет на свои деньги сделать мне подарок, и мы поехали в антикварный магазин и купили вот эту маленькую картинку — у самого берега тихой речушки стоит лодка. Так просто, но почему-то эта простота создает такое удивительное настроение. Правда?..»

Ирина Рудакова, ИМЕНА апрель 2011

Мой блог находят по следующим фразам

Один комментарий

  1. Ноя 10, 2011

    Одно из последних интервью звёздной пары, данное на гастролях в Лондоне

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>