ДИНАСТИЯ ЛИЕПА. Дети Мариса знают: он был бы заботливым дедом…

ДИНАСТИЯ ЛИЕПА. Дети Мариса знают: он был бы заботливым дедом…

Великий балетный танцовщик навсегда вписал свое имя в мировую историю. И оставил троих детей — наследников своей громкой славы

Своих старших детей Марис Лиепа назвал именами героев кинофильма «Илзе», в котором в 60-е годы снялась его жена, красавица Маргарита Жигунова. Они очень разные — светловолосый Андрис и брюнетка Илзе. Андрис, удавшийся внешне в мать, актрису драматического театра имени Пушкина, вернее служит балету. Илзе же, больше похожая на отца, как-то сказала, что если бы вернулась в юность, то, возможно, , выбрала бы стезю драматической актрисы. Есть у Мариса Лиепы и еще одна наследница таланта, дочь от женщины, ставшей его последней спутницей жизни, художника по костюмам Евгении Шульц — Мария Лиепа. Она играет в кино, в драматическом театре, но пробует свои силы и на оперной сцене — работает в Центре оперного пения Галины Вишневской. И вокальные данные у нее не столько от папы, сколько от дедушки!..

Второй ребенок в семье рижан Эдуарда и Лилии Лиепа рос, как все мальчишки вокруг, во времена военные и предвоенные. Подвижный, но малорослый и хилый, Марис гонял с ребятами в футбол и знал цену хлебу, которого не всегда было вдоволь. А еще с пеленок он слушал замечательную музыку. В Латвии традиционно высока культура хорового пения, а отец Мариса к тому же прежде пел в хоре Либавской оперы. С годами потеряв голос, работал мастером сцены в Рижском театре оперы и балета. Но старый репертуар не забыл, часто пел дома и перед гостями. Страдал, что голос звучит не так, как прежде.

Звезда Большого театра

Основателем династии стал Марис Рудольф Лиепа, премьер Большого театра.

Родился 27 июля 1936 года в Риге Учился в Рижском хореографическом училище, но оканчивал уже московское училище (1955) Работал в Рижском театре оперы и балета (i955_1956), Московском музыкальном театре (1956-1960) В1960-1984 годах солист Большого театра (на фото — в роли Красса) Был в четырех браках, осталось трое детей: Андрис, Илзе, Мария Умер 26 марта 1989 года. Похоронен на Ваганьковском кладбище

В четыре года мальчика привели в филармонию, чуть позже отец устроил сына в детский хор при театре. Но завуч хореографического училища Болеслав Милевич посоветовал укрепить здоровье мальчика на занятиях балетом. Буквально через несколько занятий Марис заявил матери: «Мне этот ваш балет поперек горла стоит, не пойду туда больше!» Сам не помнил, как мать его уговорила не бросать уроки. Лилия очень любила балет, водила Мариса и старшую дочку Эдит на балетные спектакли. Но все равно в будущем видела сына никак не артистом, а врачом. В итоге врачом в их семье стала Эдит. Она вышла замуж за известного спортсмена-пловца. Рядом с ним и Марис стал мастером спорта, чемпионом Латвии по плаванию вольным стилем.

Непохожесть раздражает. Лиепа же был так ярок, что плохо вписывался в Москву тех времен

«Уже в школе Марис был не таким, как все, белой вороной. Я не помню его мальчишкой, он всегда выглядел взрослым — в одежде, осанке, в манере держаться было что-то особенное… — вспоминал один из его детских друзей. — Конечно, в юности он был денди, на нем уже тогда лежала печать избранности». Но при всей внешней утонченности он никогда не был нытиком, слабаком. А «дедовщина» в хореографическом училище порой бывала суровая: «старички» подолгу держали беспомощного паренька вниз головой под контрастным душем. Или, перекинув через церковную ограду, заставляли громко читать молитвы. Но это стало не поводом для кляуз, слез и жалоб, а школой мужества, закалки, терпения. Реваншем юного Мариса стали удивленно-восхищенные взгляды мучителей, когда педагог впервые объявил: «Смотрите, как малыш выполняет пируэт, а вы — никто! — не можете».

А вот позже, в московском училище, Марис не смог поднять даже самую хрупкую девочку. Обычных упражнений для него оказалось недостаточно. Сосед по квартире помог изготовить на заводе небольшую, но тяжелую штангу. «По утрам, кряхтя и стоная за ширмой, я накачивал свою мускулатуру, к вящему ужасу добрейшей Евгении Павловны (квартирнойхозяйки), которая, стискивая кулачки, закатывала к потолку глаза и все умоляла меня не надрываться, боялась, что я наживу себе грыжу».

Но вскоре Марис уже без особого напряжения поднимал самых тяжелых партнерш (спустя годы он будет горд, когда сын попросит у него такую же штангу: «В юности я сам тронулся на почве балета, но Андрис безумнее меня!»). Кстати, квартирная хозяйка, бывшая светская львица, вдова дореволюционного миллионщика Лианозова многому научила молодого танцовщика. Кроме великолепного русского языка, совершенствования в английском и французском (как пожалел он потом, что не перенял еще четыре языка!) здесь шли каждодневные уроки светских манер, хорошего вкуса… После этого он скупал по низкой цене.

Блестящие успехи выпускника московского училища не открыли дороги в вожделенный Большой театр, его отправили по «национальной разнарядке» танцевать домой, в Ригу. Лиепа был чрезвычайно обижен этим. Но снова переплавил обиду в труд и на все сто использовал свой шанс, блестяще выступив в Москве на Декаде латвийской искусства. Прима Майя Плисецкая была столь восхищена им, что он получил персональное приглашение на гастроли в Будапешт, где танцевал с ней в «Лебедином озере». Их семейный союз оказался совсем коротким (очень трудно двум гениям одной профессии быть вместе). Они договорились, что никогда не будут говорить об этом, и обещание свое выполнили. Ни в мемуарах, ни в интервью эта тема никогда не упоминалась.

В Большой Лиепу опять не пригласили, но почти случайно он попал в Московский музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. Что самое важное, его здесь сразу же видели в роли танцовщика-премьера. Он оправдал ожидания и начал завоевывать столичную публику. В Москве стали ходить «на Лиепу». Лишь после этого последовало приглашение в Большой.

Там было много ролей, но судьба готовила ему главный подарок в жизни — роль Красса! Поначалу новый художественный руководитель Юрий Григорович брал Лиепу на роль Спартака. А Красе не считался столь уж важной ролью, в прежних постановках он вообще «гулял по сцене пешком». Но вдруг Григорович случайно увидел, как Марис подсказывает будущему исполнителю роли Красса «текст», рисунок его партии.

Григорович тут же понял: вот он, задуманный им Красе! И это была гениальная находка, возникшая в содружестве двух творцов. «Красе Лиепы стал для меня большим стимулом в работе над образом Спартака», — признался как-то Владимир Васильев, который был и остается лучшим Спартаком. Но все же были и другие по-настоящему хорошие исполнители роли восставшего гладиатора. А вот всерьез приблизиться к Крассу — Лиепе до сих пор не смог никто. Этот образ полностью совпал с творческим потенциалом артиста и стал его истинным триумфом…

Однако скоро между Григоровичем и Лиепой начались серьезные трения. Артисту не нашлось места в новых постановках Григоровича, даже его непревзойденный Красе стал получать неожиданные подножки в ущерб Большому театру и здравому смыслу. Что случилось? Балетмейстер приревновал танцовщика, который собирал невиданные плоды их общего труда? Сработали интриги завистников, тем более что и у Мариса характер был непростой, прямой, неуступчивый?

Большой театр не стал «золотой клеткой» для Андриса. Он много работал и за рубежом

Непохожесть часто раздражает. Лиепа же был так ярок, что плохо вписывался в Москву тех времен. Друзья вспоминали, что только что купленный в универмаге пиджак выглядел на нем словно смокинг от кутюрье. Впрочем, и на настоящие костюмы от кутюрье он денег не жалел. И однажды даже опоздал на самолет из-за того, что в Париже подгонял только что купленный костюм по фигуре. Он умел всему придать собственный, неповторимый стиль. Любая вещь, на другом казавшаяся вульгарной, на Марисе смотрелась великолепно. Он первым в Москве стал носить шубу. Его элегантность вводила в заблуждение. Ему часто подражали, думая, что этот стиль универсален. Ошибались. Повторить Лиепу было невозможно. Он был прирожденным героем-любовником, способным не только всепоглощающе любить, но и с достоинством бороться за свое счастье. Он не привык просить — только побеждать. Записав когда-то в дневнике: «Хочу стать Принцем», он им стал не только на сцене. И за женщинами ухаживал изысканно, словно представитель августейшей фамилии.

И отцом он был любящим. Но строгим. В своей книге он так описывал семейные будни: «Балет — это тысячи часов занятий у станка и столько же часов физической боли. Это непременная часть нашей профессии. Вчера Илзе смотрела по телевизору фильм, сидя в прямом шпагате, так ей было легче превозмогать боль, так ей достается выворотность. Не знаю, кому из нас труднее: ее тело гибче, податливее, оно еще не знает болезней, многочисленных растяжений и вывихов, зато я гораздо выносливее, я знаю, как встречать боль. Как легче с ней справиться. Я подошел и легонько шлепнул дочь по ноге: «Тяни, тяни носок, Илзе, не давай себе послаблений!» Она подняла на меня глаза: в них была боль…»

Со временем в Большом театре сложилась тяжелая драматическая коллизия, связанная с отцом и дочерью. К тому времени он в некотором смысле был уже чужим для этого театра. А театр для него был родным. Однако просто так выставить из Большого Мариса Лиепу, народного артиста СССР, лауреата Ленинской премии, не могли. Тогда и родилась иезуитская идея шантажировать его судьбой дочери.

Свою новую судьбу Илзе нашла, снимаясь… в рекламе минеральной воды

Илзе так описывает эту историю в своей книге: «Поразительно безнравственная ситуация, в которой мы избегали смотреть в глаза друг другу и оба бесконечно страдали». И непобедимый Красе ушел…

Оставшись без Большого театра, максималист Марис Лиепа начал медленно угасать. Два сезона руководства Национальным театром в Болгарии положения не исправили. Открыть свою балетную школу в Греции не позволили (для тех времен это еще было слишком смело). На пост руководителя Рижского театра оперы и балета не пустили.

Но вернемся немного назад, во времена его силы и славы. В конце 70-х Большой театр был на гастролях в Париже. Там Марис познакомился поближе с молодой талантливой танцовщицей Ниной Семизоровой. Сначала работа в репетиционном зале, потом прогулки по ночному городу, укрывательство от «стукачей», бывших в каждой делегации. Все это так сближает. Вспыхнул роман, который и в Москве не угас. Марис в конце концов развелся, оставив прежней семье великолепную квартиру в центре Москвы, выделенную ему театром. И переехал к молодой жене — в однокомнатную квартирку. Но и здесь все закончилось довольно быстрым разводом. Артистам балета, кого сама профессия порой обязывает быть индивидуалистами, трудно жить вместе. Особенно обострились отношения после того, как Нина узнала о служебном романе мужа во время работы в Софии. После развода с Семизоровой, Марис ушел к Евгении Шульц. Их общая дочка Маша была уже совсем большой.

Сердце великого артиста к тому времени было подточено отсутствием большого дела, больших ролей. И в конце марта 1989 года он умер от инфаркта. Маше тогда было десять лет. Во время поминок она все время порывалась что-то сказать. Что — и сама не знала. Но, как ей казалось, что-то самое важное, чтобы все поняли, каким был ее папа, кого они потеряли. Ей не дали сказать. Но, похоже, все и так все понимали…

Дочери также и у Андриса, Илзе (ее малышка совсем маленькая — скоро будет годик). А сами они успешные люди, народные артисты России. Но Большой театр не стал для обоих «золотой клеткой». Андрис, отдав первой сцене страны восемь лет, сыграв там ведущие партии с любимой партнершей Ниной Ананиашвили, уехал работать в «Нью-Йорк сити балет», выступал на лучших сценах мира, работал с Морисом Бежаром в Лозанне. Теперь как режиссер ставит собственные спектакли.

Судьба его сестры в Большом оказалась сложнее. За щедрую отцовскую жертву Илзе дали исполнить лишь характерные танцы в нескольких оперных спектаклях. Только в 2001 году Ролан Пети осчастливил ее оригинальной партией Графини в поставленном для нее и Николая Цискаридзе балете «Пиковая дама». Теперь она успешно участвует в проектах брата. Неиспользованную творческую энергию выплескивает в кино и на драматической сцене.

Все дети Мариса ужасно жалеют об одном: что он не успел увидеть своих внуков

И сестра, и брат счастливы в семейной жизни, причем оба — во втором браке. После недолгого союза с американкой, не пожелавшей сопровождать его в кочевой жизни, Андрис нашел свою истинную половинку на родине, в Мариинском театре. Катя тоже балерина, из интеллигентной семьи, дочь драматурга и танцовщицы балета на льду. «Чтобы ощутить себя ответственным за нее, мне понадобилось пять лет, — рассказывал Андрис. — Нам было хорошо вдвоем, а штамп в паспорте мне не казался важным. Но Катин духовный наставник — отец Богдан, настоятель Никольского собора в Петербурге нас обвенчал. Для этого я сначала принял православие. А дочка наша появилась на свет в Японии, где мы оба работали. Мы побоялись в таком состоянии жены совершать опасный для нее перелет… Но дочку рано начали брать с собой в поездки, так что она вполне оправдывает свое имя Ксения, что означает «странница». А назвали ее в честь покровительницы нашей семьи блаженной Ксении Петербургской».

Илзе, расставшись с первым мужем, скрипачом Сергеем Стадлером, свою новую судьбу нашла, снимаясь… в рекламе минеральной воды. Ее будущий муж, бизнесмен Владислав Паул юс, тогда был директором соответствующего представительства в Москве. «Он терпит меня, потому что чувствует: все мои силы направлены на то, чтобы как можно больше быть в семье, — делится Илзе. — И для меня самые радостные моменты — когда я могу быть дома с ним, а теперь и с нашей малышкой Наденькой». Они тоже обвенчаны.
Все дети Мариса ужасно жалеют об одном и том же: что он не успел увидеть своих внуков. Внимательный отец, можно представить, каким бы он был нежным дедушкой. Но нет, не довелось, артист в нем надломил человека, надорвал сердце…

Эдда Забавских, ИМЕНА февраль 2011

Мой блог находят по следующим фразам

Мой блог находят по следующим фразам

2 комментария

  1. светлана
    Апр 11, 2011

    Очень красиво написано!!!!!!!! НО! Очень мало о Марии,почему о ней так мало слышно, ей помоему около 30,все время пишут о старших а про Марию мало.Я видела ее в Геликоне,она шикарная актриса и видела ее в Глухаре она очень смешная характерная актриса, помоему надо уступать молодым дорогу,а не обмусоливать одно и тоже!!!!!!! С Уважением!

  2. Михаил
    Фев 6, 2012

    Я слышал её голос , это блаженство , такой голос должен слышать весь МИР!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>