МАРАТ БАШАРОВ. Женщины называют меня «мой шейх»

МАРАТ БАШАРОВ. Женщины называют меня «мой шейх»

«Жить просто мне скучно, по натуре я экспериментатор», — признается актер. Пожалуй, единственное, в чем он избегает экспериментов, — это в семейных, да и просто в человеческих отношениях: что бы ни происходило, нельзя терять лицо

Последним любопытным киноопытом Марата Башарова стал фильм «Служебный роман. Наше время», который в марте выйдет на экраны. Глядя на длинноволосого мачо с бриллиантовой серьгой в ухе. не сразу понимаешь, что перед нами Башаров, к тому же в образе Самохвалова, которого в культовой советской ленте сыграл Олег Басилашвили. «Это абсолютно моя роль, — говорит Марат. — И столь необычный внешний облик героя — моя идея. Играть Самохвалова было интересно. Он негодяй, непорядочно ведет себя с подопечными, с любимыми, с другом. По сути, предает дружбу, а это самый гнусный поступок для мужчины. Но во всех своих ролях я стараюсь оправдать поступки героев! Играть просто мерзавца, пусть и обаятельного, мне скучно. Даже если бы предложили роль Кощея Бессмертного, я все равно оправдал бы его деяния ради его желания жениться. Он ведь хотел иметь самую красивую девушку — Василису Прекрасную… Так получилось и с Самохваловым. А впрочем, скоро все сами увидите!»

«МНЕ СВЫШЕ ДАНО ЗА ТРОИХ»

Марат, а вас когда-нибудь предавали друзья или женщины?

Не помню такого. Не предавали и. даст бог. не предадут и впредь. Есть поговорка: «Как аукнется, так и откликнется», а я считаю себя надежным товарищем. Стараюсь быть честным. Как показывает жизнь, быть честным совсем не трудно и даже выгодно.

Это понимание в вас с детства?

Да, меня правильно воспитали.

Вы у родителей единственный ребенок, что не характерно для татарских семей…

Это вопрос скорее не ко мне. Но, видимо, я вот один, а мне свыше дано за троих. Выходит, с меня и спрос как с троих. Стараюсь не подводить.

Вы как-то признались, что вы — маменькин сынок. Однако на неженку не похожи…

Я имел в виду, что безумно люблю свою маму и всегда считаюсь с ее мнением. Моя мама Рауза Абдулловна родила меня поздно, в 34 года, и сделала для меня многое в жизни. Сейчас ей уже 72, я переживаю за нее и очень боюсь, что когда-то ее не станет. Знаете, я и в детстве этого боялся. Помню, однажды отец уехал по делам, а у мамы обострился аппендицит, и ее срочно увезли в больницу. За мной присматривали родственники. Что я тогда пережил, описать трудно! Я плакал, просил вернуть маму домой. Панически боялся остаться без ее защиты. Защита мамы для меня — это ее молитвы. Уверен, что именно благодаря им я добился в жизни многого.

История мамы драматична. Она никогда не видела своего отца. Мой дед Абдулла пел татарские песни своей беременной жене, мечтая поскорее подержать дочку на руках. Но за пять дней до родов уехал на Финскую войну. А потом началась Великая Отечественная, с которой он уже не вернулся.

Марат Башаров

«Когда пожимал руку президенту и премьеру, думал: жаль, что здесь нет моих школьных учителей. Вернуть бы ту сцену, когда я стою у доски, понурив голову, а они читают нотации: «Башаров, из тебя толку не будет никогда!» Как показывает практика, высот в жизни часто достигают именно двоечники».

Родился 22 августа 1974 года в Москве в семье, не имеющей отношения к актерскому делу: мать — повар, отец — сантехник Окончил Щепкинское училище Играет в Театре им. Ермоловой и в антрепризных спектаклях, снялся более чем в 30 фильмах и сериалах В 2006-м победил в шоу «Звезды на льду», с 2007-го ведет ледовые проекты, с 2009-го — ведущий «Битвы экстрасенсов» на ТНТ Был женат на агенте звезд Лизе Круцко, есть 6-летняя дочь Амели. Нынешняя избранница актера — фигуристка Татьяна Навка

Знаю, на долю вашей семьи выпало немало потерь…

К несчастью, это так. Мой отец ушел из жизни в 1995 году, когда я был студентом третьего курса театрального института. Он два месяца лежал, прикованный к постели. У него был рак желудка. Я говорил ему: «Папа, давай, ты сильный, я с тобой! Никто, кроме тебя самого, не сможет побороть эту болезнь. Если ты сам найдешь в себе силы и скажешь, что ты сильнее болезни, то сможешь ее победить!» Мой отец был умным человеком, и если бы мы просто говорили ему, что все будет хорошо, то он бы понял: мы смирились и лишь успокаиваем его, развлекая напоследок. Но тогда я абсолютно серьезно пытался уверить его в том, что он может, должен. Врал, что есть тысячи людей, которые своим духом смогли победить смертельный недуг. Но, увы, чуда не произошло. Папа ушел…

Так же страшно ушел из жизни и мой сводный брат Милихат. До сих пор никто не знает, что за болезнь унесла его. Милихат был очень разносторонним человеком. Окончил филфак МГУ, увлекался спортом, написал много книг, а также критических работ о студенческом театре МГУ. В 2006 году, когда началась Олимпиада в Турине, он вдруг сказал мне:

«Защита мамы для меня — это ее молитвы. Уверен, что именно благодаря им я добился в жизни многого»

«Маратик, я смотрю на катающуюся пару и вижу не двоих, а четверых фигуристов». У него начало двоиться в глазах. Ему становилось все хуже. Мы обращались ко многим врачам, но никто не мог объяснить, что у брата за болезнь. Умер он от воспаления легких — мозг перестал посылать команды в легкие, чтобы они дышали. Просто лег однажды и не проснулся. Но первопричину болезни никто так и не узнал. Кто-то говорил, что это сглаз, наговоры, порча. Перед смертью Милихат сказал мне, чтобы мы не препятствовали вскрытию, а ведь по мусульманским обычаям тело покойного не должно подвергаться хирургическому вмешательству. Но брат, зная о своей скорой кончине, хотел, чтобы мы и врачи узнали причину его смерти и впоследствии могли лечить людей с подобным диагнозом. На вскрытии брата делали даже трепанацию черепа, брали часть мозга, но. увы, так ничего и не смогли определить.

Как ваша мама перенесла столько бед?

Она у меня молодец… Знаете, несмотря ни на что, мама—такой «живчик» и по темпераменту даст фору любой бабульке. (Улыбается.) Она учит мою дочку Амели татарскому языку а сама ходит на курсы арабского. Это не бабушка в классическом представлении, с вязанием чулок и пирогами. Иногда мама выступает моим секретарем. Если кто-то из родственников хочет попасть на мой спектакль, то. чтобы не беспокоить меня, они звонят ей.

Мама всегда устраивала все лучшим образом. Помню, на мой выпускной вечер накрыла такие столы, что все просто обалдели от приготовленных ею яств! Она ведь у меня повар первого разряда, работала в столовой для сотрудников ЦУМа. На работу уходила ни свет ни заря, а в школу меня будил отец, он же готовил завтрак. А так как я любил поспать, то, чтобы добудиться меня, папа начинал играть на гармошке или баяне. Под этот утренний концерт я протирал глаза.

«Я мечтал о карьере Павла Буре. Может, и сделал бы ее, если бы не травма ноги»

Вообще, детство у меня было интересное, дворовое. Я увлекался спортом, играл в хоккей, мечтал о карьере Павла Буре. И кто знает, может, и сделал бы карьеру хоккеиста, если бы не травма ноги. Мне поставили диагноз «ревматоидный моноартрит», который перечеркнул мою мечту.

Пока это не случилось, мы часто ходили с мамой на каток. Я катаюсь, она стоит в своей старенькой шубейке и переминается с ноги на ногу. Я жалел ее и долго не катался. А когда однажды у меня украли велосипед, я не находил себе места. Жили мы небогато и купить другой позволить себе не могли. Тогда я предложил маме такой вариант: не ходить на продленку и на сэкономленные деньги за еду купить новый. Так и решили. А еще у меня была мечта — игрушечная железная дорога, которая мало того что стоила безумных денег, так ее еще невозможно было достать. Тогда мы с мамой решили сдать в комиссионку санки и новые кроссовки, привезенные теткой из Чехословакии. На эти деньги и приобрели «железку». Радости моей не было предела!

Немного повзрослев, я начал подрабатывать, чтобы помочь родителям. Что только не делал: мыл полы в столовой, работал сторожем в торговых рядах на Кузнецком Мосту, торговал джинсами. Устроился в фирму при инфекционной больнице — возил в пробирках кровь ВИЧ-инфицированных по лабораториям. Зато закалился и сегодня могу сделать по дому все что угодно…

Но, возвращаясь во времена моего детства, хочу сказать, что при всем нашем взаимном обожании с мамой она меня частенько наказывала. Если папа был мягким человеком и многое спускал с рук, то мимо нее не проходила ни одна моя провинность, которая каралась жестко — ремнем. В школе я слыл шалуном, а приходя домой, преображался в пай-мальчика. И когда мама посещала родительские собрания, где ей рассказывали о всех моих проделках, она недоумевала. Чтобы умаслить маму, я прибегал домой до ее прихода и начинал драить полы, поливал цветы, чистил стекла, мыл лестничную клетку. А чтобы окончательно убедить ее в том, что ее сын не так уж плох, стелил у входа в квартиру перед дверью мокрую тряпку. Конечно, это ее подкупало, и наказание было лишь словесным.

Знаете, хотя я уже взрослый, побаиваюсь маму до сих пор. (Смеется.) Например, не решаюсь закурить в ее присутствии. А может, мне просто хочется, чтобы она думала обо мне хорошо. Берегу ее как могу!

ВОЦАРИЛАСЬ ТИШИНА…

Марат, в детстве у вас была другая фамилия — Юнисов. Как так получилось?

Башаров — девичья фамилия мамы. Когда я родился, в роддоме затерялись мои документы, и в итоге меня записали в метрики как Башарова. Думали, что потом разберутся и перепишут на Юнисова. Но время шло, и всем уже было не до этого — родился здоровый мальчик, и слава богу! Тем не менее в школу я пошел как Марат Юнисов и проучился с этой фамилией до десятого класса. А когда пришло время получать паспорт, мама сказала: «Давай уже не менять, оставайся Башаровым». Помню, на выпускном вечере в школе произошел казус. Называли фамилии выпускников, и все под аплодисменты выходили получать аттестаты. Вдруг говорят: «Башаров!» Воцарилась тишина, все стали переглядываться, мол, кто это? Когда я вышел из строя и уверенно направился за аттестатом, вслед послышались бурные овации.

ДЕВЧОНОК НЕ ПОДВОДИЛ

Башаров смеется, что после выхода в 1992-м фильма «Маленький гигант большого секса», где фраза «О, Марат!» стала наградой каждому мужчине, ему стало проще знакомиться с девушками.

«На тот момент у меня еще не было опыта с девушками, но, когда вышел «Маленький гигант…», первый откровенный фильм о сексе в нашей стране, я еще больше стал гордиться своим именем. Стоило мне представиться, как девушки тут же сдавались и, закатывая глаза, произносили: «О, Марат!» Все, значит, контакт состоялся!»

«Вообще, я родился весом 5,3 кг и рос богатырем. Мама с детства кормила меня отварной щукой, говорила, она дает силу. У меня есть один приятель, худущий как палка. Он все время болел. Когда появились всякие качалки, начал заниматься спортом и сейчас он очень сильный и телом и духом. Во мне же все это заложено природой. Я уверен в себе и никогда не подводил девчонок».

Забавная ситуация. Скажите, а как вам удалось откосить от армии?

Поступил в театральный, где была военная кафедра. Кстати, куда только я не поступал после школы! Сначала с одноклассниками за компанию пошел в Бауманку, потом еще в какой-то институт на мотостроительный факультет. Срезался везде. Пришла пора идти служить, я стал собирать документы для военкомата. Помню, один майор очень точил на меня зуб и хотел во что бы то ни стало призвать меня. Но, к его несчастью, я поступил на юрфак в МГУ и пролетел мимо него. Затем оставил МГУ, и он снова стал потирать руки в надежде забрать меня в войска. Но я ушел играть в театр «Современник», а через год поступил в Щепкинское училище, по окончании которого меня направили на работу в Театр Советской армии, где есть так называемая команда. Поступая в нее, ты год работаешь в театре, где проходит импровизированная служба, а вечером все уезжают по домам. Но, чтобы попасть в «команду», нужно было пройти в военкомате все надлежащие процедуры. А там бывали случаи, когда фамилия выпускника актерского факультета терялась в списках, и он отправлялся мести плац на Сахалин, а потом военные чины занимаются его поиском и возвратом. Зная это, мама уже приготовила мне котомку в дорогу, но тут позвонила моя одноклассница, работавшая в юридической фирме, и сказала: «Марат, у тебя ведь умер отец, а значит, тебя, как единственного кормильца, должны освободить от службы». Я тут же собрал справки и отнес их тому самому майору, который так упорно хотел видеть меня в строю. Он был так разочарован!

«Я понял: Лиза мне небезразлична. Хотя знал, что она замужем»

Как вы могли оставить МГУ ради театра? Это же вуз мечты?

Мечты, но не моей. А свою мечту я нашел в театре, куда попал однажды и, как говорят, пропал. Все решил случай. Мой брат Милихат как-то предложил мне ради прикола попробоваться на небольшую роль в детском спектакле «Кентервильское привидение» в «Современнике», который ставил его друг. Ну я и пришел с друзьями. Режиссер говорит: «Видишь на крыше окно? Представь, что там стоит твой друг. Покричи ему, позови». А зачем просто так кричать в пустоту? Пусть мой друг Юра выйдет на улицу, а я его позову», — сказал я. Режиссеру понравилась моя находка. «А петь ты умеешь?» — спросил он. «Умею», — ответил я и спел на татарском матерную частушку. Он, слава богу, ничего не понял, но энергетически, видимо, прочувствовал весь накал страстей. Потому что сказал: «Вы, ребята, идите домой, а Башарова попрошу остаться». Так я и остался в театре. Весь сезон играл в массовках, в эпизодах, и так это меня захватило, что 1 сентября я не пошел на занятия в МГУ, а через месяц забрал документы. На меня смотрели как на идиота.

МУДРОСТЬ ДЛЯ ДОЧЕРИ

Марат чтит исламские традиции и старается передать их дочке Амели.

«Я верю в Аллаха и не стесняюсь этого. Часто посещаю пятничные молитвы в мечети. Но намаз не совершаю, потому что выпиваю. К этому надо прийти — головой и сердцем».

«Мама учит Амели молитвам и арабскому письму. Удается ли мне воспитать дочь, как растили меня? Не очень-то. Она живет в другом времени, нежели я. Но непреложные истины буду внушать ей всегда, как то: уважение и почитание старших, родителей. Меня мама всегда учила поговорке на татарском языке, которая звучит примерно так: «В тебя бросают камнем, ты бросай едой». Это не «если тебя ударили по одной щеке, подставь другую». Тут ты выше ситуации: тебя ударили по щеке — осыпь обидчика поцелуями». Человек, который бьет, со временем отобьет себе ладонь. Может, он только и ждет, чтобы ты сказал: «Больно, перестань накрывать столы и кормить меня взамен моих пощечин». Со временем человек понимает свою ошибку и начинает чувствовать боль, наносимую другому человеку».

Как отреагировала мама ?

Она была в шоке. Но, когда спустя два месяца пришла на премьеру, где я играл с Ксенией Алферовой, а рядом с ней сидел Александр Абдулов, мама подумала: «Какой там МГУ, когда сын на сцене «Современника», а рядом сам Абдулов?» (Смеется.)

Какой была студенческая жизнь?

Веселой, потому что там, где общежитие, всегда весело. И девчонок кадрили. И по водосточным трубам в общагу ночью лазали. И зарабатывали копейку в подземных переходах, где пели песни и читали стихи. Все студенты «Щепки» должны были знать «Евгения Онегина» наизусть. Так вот наша компания выстраивалась вдоль стенки перехода и каждый поочередно произносил только одно слово из поэмы. Народ просто обалдевал от такого креатива, щедро кидал в шляпу монеты, и к вечеру набиралась приличная сумма, на которую мы могли позволить себе купить макароны, хлеб, спирт «Рояль» и фруктовый порошок «Зуко». Что и говорить, мы жили как одна семья. Со многими однокашниками я и сейчас дружу и работаю на одной сцене и на съемочных площадках».

Мы с вами начали разговор с фильма «Служебный роман. Наше время». Не секрет, что в вашей жизни служебные романы случались, и не раз. Считается, что заводить их чревато последствиями. Согласны?

Ну разве сердцу тут прикажешь? «Любовь нечаянно нагрянет» — и все, потерял голову. Взять наши ледовые шоу: разве кто-нибудь из участников предполагал, что к концу проекта они могут влюбиться, причем серьезно. Я, как вы знаете, тоже не исключение. (Смеется.)
Вот и с моей бывшей женой Лизой мы тоже познакомились на работе, хотя я знал ее еще со времен театрального. Лиза училась на экономическом факультете, а я на актерском. Она была очень общительной девушкой, такой, знаете, заводилой, к тому же блондинкой — не обратить внимание на нее было просто невозможно! Мы часто сталкивались в студенческом кафе, где все тусовались. После окончания института наши пути разошлись, а «историческая» встреча случилась на съемках «Сибирского цирюльника» в Костроме. Лиза работала администратором у Никиты Михалкова. Вот там-то я и обратил на нее серьезное внимание и отметил, что эта женщина мне небезразлична. Хотя знал, что Лиза замужем.

Как же вы ее отбивали у законного мужа?

А я ее не отбивал. Когда съемки «Цирюльника» переехали в Москву, мы с Лизой уже успели подружиться. Съемки иногда затягивались допоздна, я предложил Лизе подвозить ее домой, и она согласилась. В процессе общения я многое узнал о ее жизни. Мне нравилось с ней общаться, но, понимая, что она замужем, я и мысли не допускал об ухаживаниях. И решился на это лишь после того, когда узнал от нее, что у них с мужем не все гладко в отношениях. Меня, честно сказать, и огорчило это, и обрадовало, потому что на горизонте замаячил шанс. (Смеется.)

Однажды я позвонил Лизе и предложил встретиться. Она ответила, что не может, так как затеяла ремонт в квартире и должна ехать на строительный рынок за бетонитом. Я вызвался ей помочь, и моя инициатива ее очень обрадовала. Съездил на рынок, купил мешок бетонита и привез его ей домой. А потом и вовсе стал помогать ей с ремонтом. В общем, мы так увлеклись ремонтом и друг другом, что к концу ремонтных работ поняли, что не можем жить друг без друга. К тому же с моим появлением ее семейная жизнь с мужем окончательно пошла набекрень. Зато началась наша, новая. Спасибо мешку бетонита. (Смеется.) В той квартире мы прожили с Лизой добрых семь лет, там же родилась наша дочь Амели.

Когда вы женились на Лизе, она приняла вашу веру — ислам. Говорят, это было обязательное условие вашей матери?

Я считаю, что Лиза пожертвовала многим, идя на этот шаг. Я не ставил никаких условий на этот счет — это было ее желание. Она так и сказала: «Я вижу, что такая ситуация проблематична и для тебя, и для твоей мамы. Если хочешь, я готова принять мусульманство». Я понял: человек настолько любит меня, что готов посвятить себя в мою веру, и был восхищен ее решением! Мы совершили обряд «никях», и Лиза стала мусульманкой. Это довольно праздничный обряд, в процессе которого мулла спрашивает невесту; чтобы она хотела получить от жениха в подарок. Жених в присутствии родственников клятвенно обещает исполнить к определенному сроку любое желание невесты. К счастью, мы с Лизой заранее договорились, что ее желанием будет лишь золотое колечко.

Как к этому отнеслись родители Лизы?

Они не сразу приняли ее выбор. У Лизы были сложности с отцом, но со временем все встало на свои места. Моя мама высоко оценила поступок невесты, полюбила Лизу сразу и как-то сказала, что на том свете мне это зачтется, ведь я привел в нашу веру еще одного человека.

«Меня не хватит на двоих. По количеству внимания и денег. Так что я моногамен»

Вам 35. Говорят, что 33 года — роковой возраст для человека, особенно для мужчины. Как вы прошли этот период своей жизни?

С потерями. В 33 года я развелся с Лизой. Но нам удалось сохранить хорошие отношения, хотя многие не верят в подобное. Сейчас у нас с Лизой отношения даже лучше, чем были в последние годы нашей совместной жизни. У нас общая дочь, которая не дает нам забыть друг друга. Это ужасно, когда родители, разведясь, начинают делить, воровать и выкупать детей. Лиза никогда не противилась нашему совместном) отдыху с Амели, Таней и ее дочерью (Марат имеет в виду свою нынешнюю любовь — Татьяну Навку и ее дочку Сашеньку. — Прим. ред.), и я благодарен ей за это. Точно так же я не препятствую, когда Лиза со своим молодым человеком и Амели уезжают отдыхать. Все мы взрослые и понимаем, что, несмотря ни на что, жизнь продолжается и нужно жить в согласии друг с другом. У Лизы своя жизнь, у меня своя. Разбитую чашу не склеить, но важно уметь сохранить добрые отношения. Мы их сохранили, и я безумно этому рад.

«Я ДЛЯ СЕМЬИ — КРЕПОСТЬ»

Марат, глядя на вас, ясно, что вы хорошо знаете женщин. Неужели вам удалось разгадать их загадку?

Мы, мужчины, для того и живем, чтобы разгадать этот код да Винчи. Если бы я знал про них все, жить было бы неинтересно.

Мусульманам можно иметь несколько жен. Вы представляете себя многоженцем?

Нет. Я в этом смысле моногамен. У меня должна быть одна, моя, единственная. Меня не хватит на двоих, троих. По количеству внимания и денег. Женщины, которые у меня были, знают, насколько я щедр к ним. Некоторые называют меня «мой шейх».

Вас часто величают секс-символом нашего кино. Такой титул ласкает слух?

Не стану лукавить — конечно. Но, с другой стороны, это всегда немного страшновато, потому что вместе с титулом на тебя возлагается большая ответственность. Встречаешься с девушкой, а она от тебя ждет великих сексуальных побед, а ты бац — и обычный парень. И ты тут рассыпаешься на мелкие осколки в ее глазах, и миф о секс-символе рушится. Больше всего мне бы хотелось, чтобы так называла меня моя женщина, с которой я живу, и мною гордилась.

«Лиза не противится нашему совместному отдыху с Амели, Таней и ее дочерью»

Говорят, вы часто появляетесь на съемочной площадке подшофе. Зачем?

Ну, во-первых, не часто, а редко — я этим не злоупотребляю. Но иногда опрокидываешь рюмашку, чтобы спастись от холода на съемках или быстрее вжиться в роль. Так у меня случилось на съемках «Сибирского цирюльника», когда Михалков, видя, что я никак не могу войти в образ, пригласил в вагончик, налил стакан виски и приказал выпить. После этого я вошел в кадр, и все сняли с первого дубля. А после отбоя актеры перемещались якобы для репетиций в вагончик Олега Меньшикова (у него он был персональный), втихаря доставали из-под подушек грелки с водочкой и гуляли всю ночь. Правда, наутро нас «вычисляли» гримеры, которые трудились над нашими припухшими лицами дольше положенного.

Вообще, я очень многое себе позволяю. Но потом наказываю себя, лишая удовольствий. Заставляю себя идти в спортзал и отрабатывать за причиненный организму вред. За все гуляния, посиделки, постоялки полежалки и прыгалки нужно периодически себя наказывать.

Вы живете, прислушиваясь к сердцу, или все же предпочитаете разумом?

Конечно, к сердцу. Все пропускаю через себя, переживаю. Я очень сентиментальный. Недавно мой приятель попал в больницу с воспалением легких. И никто из друзей не навестил его. Я сидел дома и рыдал. Ну как же так? Когда он был нужен, все звонили ему, просили помочь в решении проблем. А как только попал в беду, про него забыли. Я сказал дочке: «Амели, дядя Леша попал в больницу. Давай сделаем ему приятное — поедем к нему, купим сладостей, апельсинов, ты нарисуешь ему красивый рисунок». Вы не представляете, как он был счастлив нас видеть! Так мало надо, чтобы сделать человека счастливым.

А еще мне на сайт пришло письмо от 11-летней девочки. «Здравствуйте, Марат Башаров! Меня зовут Таня. У меня есть сестра, ей пять месяцев. Врачи сказали, что она неизлечимо больна. Мама с папой делали все, но уже отчаялись. Я хочу, чтобы моя сестренка была нормальной, чтобы она разговаривала и ходила. Я не верю в чудеса, но знаю, что вы можете сотворить чудо. Найдите, пожалуйста, в вашей программе «Битва экстрасенсов» того, кто сможет исцелить мою сестру. Ведь они волшебники». Я поставил на уши всех экстрасенсов, попросил их постараться хоть чем-нибудь помочь девочке, ведь живое участие — это так важно!

Марат, что для вас счастье?

Оно у меня простое, жизненное. Выехать с друзьями и семьями на пикничок. Мужчины в лодочках ловят рыбу и отдают ее женам, которые на берегу варят уху. А вдоль берега весело бегут детишки и радостно машут нам руками. С возрастом все больше понимаешь важность семьи и свое предназначение в ней. Я для семьи — крепость. И мне нужно быть сильным, востребованным и самодостаточным, чтобы моя крепость выстояла и выдержала все невзгоды судьбы.

ДОБИЛСЯ, КАЖЕТСЯ, ВСЕГО. ЧТО ДАЛЬШЕ?

Доволен ли Марат тем, что имеет?

«Говоря словами Марчелло Мастроянни, я сижу дома, мне привозят сценарий, я его читаю, и, если соглашаюсь сниматься, за мной приезжает машина и везет на съемки. Там мне под пятую точку подставляют мягкий стул, я проговариваю текст, за все это мне платят большие деньги, и меня знает и любит весь мир. Вот и подумайте, нравится ли мне быть актером?»

«При этом я не люблю топтаться на месте. Научился играть? Научись танцевать, петь, кататься на коньках. Вот жалею, что с вокалом туговато, а то бы и это попробовал. Если работа превращается в рутину, копится злость. Отсюда и срывы, которые стали часто происходить и в кино, и на эстраде».

«Я лет пять не делал ничего нового в театре. Не было ни времени, ни желания, а теперь соскучился, играю в двух спектаклях — в антрепризе и в Театре им. Ермоловой. Пока мне нравится быть актером, я еще не все сделал. А когда надоест, пойду в фигурное катание, на Олимпиаду в Сочи. (Смеется.) А еще есть мечта сделать татарскую сказку — их так мало снимается, и никто не знает, какой это волшебный мир Хочется, чтобы все мы, татарские артисты, фигуристы, певцы, политики, рассказали ее. Пока это желание на уровне груди, но, когда подступит к горлу, осуществлю!»Качественное на нашем сайте по низкой цене. Спешите заказать!

 

Рамазан Рамазанов, ИМЕНА март 2011

Мой блог находят по следующим фразам

Мой блог находят по следующим фразам

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>