ИРИНА СКВОРЦОВА. Возвращение к жизни

ИРИНА СКВОРЦОВА. Возвращение к жизни

После страшного удара она снова порывалась встать. Ужас заключался в том, что правой ноги у нее практически не было… Вместе с бобом перевернулась вся жизнь 22-летней спортсменки

В феврале российские спортивные журналисты назвали Ирину спортсменкой года, присудив ей статуэтку «Серебряная лань» на этой ежегодной престижной премии. И это при том что весь год девушка прикована к инвалидному креслу! Сама Ира искренне недоумевает: «Что я такого сделала? Вот если бы действительно чего-то в спорте добилась! Атак…» Но для того, кто знает ее историю, вопрос, за что награждать, вряд ли возникнет.

…23 ноября 2009 года, трасса неподалеку от немецкого города Кёнигзее. Ирина впервые в составе сборной России оказывается за границей. Столько эмоций! Да и день яркий, солнечный — хочется жить, жить, жить! Вокруг — чудное вавилонское столпотворение. На одной трассе тренируются спортсмены из разных стран: то тут, то там слышна английская, японская, румынская речь…

Ирина и Надежда выкатывают боб на старт. Первый раз на этой трассе — от девушек требуется просто изучить ее, даже разгоняться не нужно. Поэтому они сразу садятся в боб в ожидании старта, когда их подтолкнут. Они смеются, посматривают на светофор. Свет — красный. В этот момент происходит странное: судья велит стартовать. Надежда вопросительно указывает ему на светофор. Тот дает отмашку: «ОК!» — мол, слушайте меня, все в порядке, поезжайте!

Проспала полтора месяца «Казалось, только что села в боб… и вот я просыпаюсь в больнице. Думала, 23 ноября, а оказалось —13 января следующего года!» Ирина Скворцова

Но Ирина этого момента уже не помнит. Последнее ее воспоминание — как садилась в боб. «Встал на дорожку — и тут все, что происходит вокруг, сразу забывается, — рассказывает Ира. — Дальше уже сидишь, считаешь виражи — нужно знать, где тормозить… Потому что самой трассы фактически не видишь, можно смотреть только вниз, ты ведь сложился, как книжечка. При падении пилот всегда меньше страдает, чем разгоняющий, он спрятан за носом боба».

ВСЕГДА ХОТЕЛА БЫТЬ ПЕРВОЙ

В 22 года жизнь для многих только начинается. Ирина не исключение. Добившись заметных успехов на юниорском уровне в легкой атлетике, пришла в бобслей, стала кандидаткой в сборную страны. Сколько планов было тогда! По большому счету это уже был серьезный успех, ведь в бобслей, как правило, приходят уже состоявшиеся спортсмены. Чаще всего — из легкой или тяжелой атлетики. Знаменитый бобслеист Алексей Воевода вообще из армрестлинга. И вот многие из них пробуют, но после первого же заезда отрекаются — нет, не мое, не понравилось… Страх. Бобслеистам он знаком, за него не стыдно. Новички же по секрету в кулуарах рассказывают, что действительно испугались, — скорости-то нечеловеческие.

Но тот, кто остался, заболеет бобслеем навсегда. Это едва ли не единственный зимний олимпийский вид спорта, где нет возрастного ценза, — катайся, пока не надоест или пока результаты не начнут убывать.

Ирина пришла и осталась. Почувствовала: «Мое!» Хотя беговые дорожки покинула не без сожаления: там, в юниорской школе, столько подруг, воспоминаний… Но впереди уже новые горизонты, пора в путь! Родители, сами в прошлом известные спортсмены, учили ставить перед собой даже самые недостижимые цели и методично их добиваться. И дочка ставила. Мечтала выступать на чемпионатах мира, на Олимпиаде. И чтобы непременно везде быть первой, иначе зачем вообще браться?

Поэтому день за днем на тренировках вместе с напарницей Надеждой Филиной, как перышко, срывала с места тяжеленный 200-килограммовый боб, и неслись они по ледяному желобу вниз, к финишу…

КАК ЭТО МОГЛО ПРОИЗОЙТИ?

Ирина сейчас находится в санатории в подмосковной Малаховке. Улыбчивая, румяная, жизнерадостная. Говорит, что сначала немного грустила — до Нового года находилась в другом учреждении — центре восстановительной медицины под Солнечногорском. Там и процедуры были разнообразнее, да и просто привыкла — несколько месяцев прожила после того, как вернулась из Германии инвалидом…

Восхищение министра: «Ваш бойцовский характер восхищает. Желаю вам скорее поправиться». Сергей Лавров (посетил Ирину весной 2010 года)

«Когда это с нами случилось, Надя успела схватиться за раму, а я вот удара уже не помню» — при этих словах Ирина выглядит спокойной. Она уже столько раз прокручивала в голове события того дня, пыталась понять, почему это с ней произошло…

А ведь в тот злополучный день была обычная тренировка, где цена ошибки не столь высока, как на соревнованиях.

Вдруг на одном из виражей что-то разладилось. Запоздалое торможение или что-то еще? Сказать наверняка сейчас трудно, тем более что все, что произошло дальше, заняло считанные секунды.

Боб на полной скорости переворачивается. Проскользив на боку еще пару десятков метров, наконец останавливается.

Надежда осталась в бобе, а Ирина выпала на лед трассы. Что она в тот момент чувствовала, девушка и сама не знает. Наблюдатели, случайно оказавшиеся поблизости, потом говорили: она встала, побежала к перевернутому бобу. Но не успела. В нее на скорости под 130 километров в час врезался другой боб — тоже российский, мужчины. Свидетели происшествия делятся кошмарными воспоминаниями: девушка после страшного удара… снова порывалась встать! Ужас ситуации заключался в том, что правой ноги нее на тот момент уже практически не было.

Самый лучший Вы найдете на нашем сайте по низкой цене.

Ирина Скворцова. Шаги в спорте

В первом классе занялась гимнастикой и плаванием Легкая атлетика началась для Иры в 11 лет. Занимала призовые места на спартакиадах В 19 лет — бобслей, она уже кандидатка в сборную России Весной восстановится на 5-м курсе института физкультуры

Еще мгновение — и ее предельно осторожно укладывают на каталку и увозят на скорой помощи. Травмы жуткие, несовместимые с жизнью. Врачи принимают решение сделать укол и ввести пациентку в состояние искусственной комы, чтобы она не умерла от болевого шока, — у нее буквально разорвана правая нога, сильно повреждены тазобедренный сустав, живот. В тот же день ее переправляют на вертолете в клинику городка Траунштайн, а спустя несколько недель — в больницу в Мюнхен. Все это время Ира была окружена заботой. Ее оперировали немецкие врачи — настоящие волшебники.

В Мюнхен прилетели родные Ирины — мама Галина Викторовна и старший брат Юрий, тоже, к слову, спортсмен, футболист. В тот момент, когда эскулапы боролись за ее жизнь, девушка все еще была в коме, казалось, мирно спала.

Ира вдохновляет других людей. «К Ире стали приходить незнакомые люди. Просто желали поскорее выздороветь, спрашивали, не нужна ли их помощь. А нам они признавались, что пример Иры их вдохновляет, дает им силы». Галина Скворцона (мама спортсменки)

Наконец стало ясно, что опасность для жизни миновала. Родственники Ирины вздохнули с облегчением: обошлось! Но вслед за этим последовали новые испытания.

«ДАЙТЕ ВОДЫ, ВАШУ МАТЬ!»

Врачам одного взгляда на пациентку было достаточно, чтобы понять: ногу придется ампутировать. Счастье, что спортсменка вообще осталась жива. Когда нужно было принимать решение, доктор посмотрел на Ирину маму. Галина Викторовна все поняла без слов.

«Что я могла ему ответить? — рассказывает она. — Я же не знаю медицинских тонкостей. Посмотрела на Иру и решила поступить по-своему, как мать. Сказала: «Если существует хоть малейший, крошечный шанс спасти ногу, то сделайте это».

Разговор с врачом состоялся в начале декабря позапрошлого года. Весь последующий месяц поступали противоречивые новости. Состояние спортсменки внезапно ухудшалось, но затем медикам удавалось его стабилизировать. И лишь к середине декабря стало ясно: самое страшное действительно миновало. В то же время начались операции по восстановлению ноги: соединяли раздробленные кости, удаляли мышцы, пересаживали ткани. Ювелирная, во многом уникальная работа, учитывая особенности данного случая. Было проведено несколько многочасовых изнуряющих операций. После каждой появлялись сообщения: «Ногу сохранить пока удалось».

Новый, 2010 год родные и близкие спортсменки встретили у ее постели. Как они надеялись на чудо! И оно свершилось: Ирину 13 января 2010 года вывели из комы, в которой девушка пробыла полтора месяца. Врачи совершили невозможное — ампутация ей уже не грозила.

Слабо?! Никогда. «Врачи мне прямо сказали, что ногу хоть и спасли, сотворив чудо, но ходить я не смогу. Как это не смогу?! Это я-то не буду ходить?! Обязательно буду, чего бы мне это ни стоило! Это «назло» пришло из спорта. Мне слабо?! Никогда. Идешь — и делаешь». Ирина Скворцом

«Казалось, только что села в боб, и вот я просыпаюсь в больнице, — продолжает рассказ Ирина. — Первая реакция — вообще не могла понять, в чем дело. Потом мне сказали, что была авария и сейчас на дворе уже 13 января. Не могла в это поверить, мне казалось, что сегодня 23 ноября. Этого отрезка в моей жизни просто нет… и все началось заново».

«Однажды сидим у ее постели, — вспоминает мама Ирины, — она на нас смотрит и начинает что-то говорить, эмоции на лице написаны — будто требует чего-то. Но чего именно — не можем разобрать. Прислушались, и тут до меня доходит — она что, матерится? Слава богу! Ира — глаза к потолку, мол, что с нас взять, глухих! И одними губами так нашептывает, гримасничая: «Дайте воды, вашу мать!»

«ЧЕГО БЫ МНЕ ЭТО НИ СТОИЛО»

Когда Ирина пришла в себя, первым делом посмотрела на ноги.

«Я перехватила ее взгляд, — продолжает Галина ‘Викторовна. — Она шепчет: «Не чувствую». Во взгляде — вопрос. Понимаю, что всю правду сейчас не могу сразу сказать: Ире нельзя было нервничать. Поглаживаю ее руку, успокаиваю — все на месте, уже не переживай ни о чем. А сама думаю: «Господи, хоть бы все действительно было хорошо».

К тому времени за происходящим в Мюнхене с нарастающим интересом следили во многих странах мира — уже не только в России и Германии.

«В первое время я была подавлена… — говорит Ирина. — Но потом стали приходить силы. Откуда? Сама не знаю. Как говорят, то, что нас не убивает, делает нас сильнее».

Все сделает сама! «Как приехала из Германии, сразу сказала, что никакая помощь ей не нужна, мол, относитесь ко мне как к нормальному, здоровому человеку. Л только «за», но она и ремонт в квартире собирается сама делать! Правда, у нас есть на этот счет свои идеи». Галина Скворцова

Впервые Ирина поразила видавших виды хирургов, когда в конце февраля операции уже завершились, но о состоянии ее здоровья объявлялось с осторожностью. Именно тогда спортсменка, устав лежать… попробовала ходить. Потребовала трибуну, с помощью которой сделала первый, пробный шаг. И это после того, как ей предрекали ампутацию!

«Я должна была встать на ноги, — объясняет эту авантюру Ирина. — Врачи мне прямо сказали, что ногу хоть и спасли, сотворив чудо, но ходить я не смогу. Как это не смогу?! Решила назло всем и вся доказать, что это не так. Даже мысленно повторяла: «Это я-то не буду ходить?! Обязательно буду, чего бы мне это ни стоило!» Это «назло» пришло из спорта. Мне слабо?! Никогда. Идешь — и делаешь».

Вести о чудесном «исцелении» спортсменки распространялись в мгновение ока.

«К Ире стали приходить люди, —улыбается Галина Викторовна. — Увидев репортаж в новостях, немцы посещали ее в палате. Просто стояли и смотрели, потом желали поскорее выздороветь, спрашивали, не нужна ли их помощь. А нам они признавались, что пример Иры их вдохновляет, дает им силы».

МЕЧТА ТАК И ОСТАНЕТСЯ МЕЧТОЙ…

Весной прошлого года Ирину перевели в реабилитационный центр в баварском городе-курорте Бернау-ам-Химзее, на берегу прекрасного озера. Спортсменка получила возможность выезжать на коляске дышать свежим воздухом, которую ей подарили добрые люди, — просто однажды в палату курьер доставил коробку.

«Мы смотрели на него, а он — на нас, — смеется Ирина мама. — Спрашиваем: «Нам за это придется заплатить, да? Сейчас не удастся собрать столько денег». Курьеру несколько раз пришлось нам втолковывать, что это совершенно бесплатно, подарок, даже расписываться нигде не нужно!»

Ирине эти прогулки нравились — наконец почувствовала себя вновь включенной в жизнь. Разглядывала витрины магазинов и вспоминала, что в спортивной школе не была любительницей, как некоторые ее подруги, сбегать на танцы, а теперь вот почему-то смотрела на туфельки с каблуками. Но купить шпильки так и не решилась.

Однажды в поисках крема для лица оказалась в магазине косметики. С продавцом объясниться не смогла, но на помощь пришла случайно оказавшаяся поблизости женщина по имени Юля. Она помогла с покупкой. Юля и ее муж Сергей — русские, несколько лет назад эмигрировали в Германию. Про Ирину несчастье читали в Интернете, поэтому Юля спортсменку в магазине узнала сразу. В следующую встречу они привезли с собой велосипед. Покрутить педали было Ириной мечтой последних нескольких недель. Но, едва сев, поняла, что… мечта так и останется мечтой — правая нога не работает! Едва не разревелась.

«У меня вырезали часть мышц. — При разговоре на эту болезненную тему на глаза Ирины наворачиваются слезы. — Я знаю одну девочку, у которой не хватало позвоночного диска. Она так развила мышцы спины, что могла потихонечку ходить. Мое же положение можно сравнить с книгой, из которой вырвали страницу и выбросили. Как можно восстановить и развить то, чего нет?!»

Почти сразу после истории с велосипедом у Иры начались осложнения — отторжение пересаженных тканей. Снова пошли операции…

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

В сентябре спортсменка поправилась уже настолько, что было принято решение в специально оборудованном самолете перевезти ее в Москву.

СЕМЬЯ И ДЕТСТВО

За свой боевой характер Ирина благодарит родителей

«Они оба хотели, чтобы мы с братом занимались спортом, ноя ни о какой преемственности и не думала, — вспоминает Ирина. — Хотя знала и гордилась тем, что папа в 1980 году нес олимпийский огонь. И все же я пошла в них — очень любила бегать, такая непоседа была. У бабушки с дедушкой в деревне под Волгоградом было так привольно. С баржи в Волгу прыгали, как с вышки. За абрикосами лазила, чуть с дерева не упала. За водяными ирисами в болото залезали, а там змеи, лягушки, пиявки, которых я почему-то особенно боюсь. Не только бездельничали — я сама корову доила. В лес по грибы и по ягоды ходили, рыбачили. Правда, весь улов шел кошкам на угощение. Помню, когда мне было лет десять, мы с братом решили на мотоцикле покататься и чуть не разбились. Выпросили мотоцикл у взрослых, обещали не заводить, а сами завели. Хорошо, родители увидели, на ходу остановили… Кстати, в последнее лето тоже была в деревне — наловила с лодки лещей и сомов».

В аэропорту — море цветов, много официальных лиц, телевидение, подруги Ирины по спортивной школе, семья… Сидя в коляске, Ирина не смогла сдержать слез. Сильная духом 22-летняя девушка, с волей, переломившей представления маститых докторов о возможностях человека, не закрывая лицо руками, рыдала. От счастья, от эмоций, которые сдерживала, сжав в кулак, столько долгих месяцев…

Как никто другой «Очень верю в нашу Иришку. Я вам скажу, эта девочка сейчас пашет так, как ни один из нас бы не смог!» Ольга Врусникина (3-кратная олимпийская чемпионка)

Жизнь, насколько это возможно, вошла в нормальное русло: как инвалиду, Ирине дали однокомнатную квартиру, причем хорошо, что расположена удобно — неподалеку от квартиры мамы. Ремонт нужно делать, но все это — дело времени, такие пустяки, не лишенные приятных моментов.

Родители уже давно развелись. Папа звонит, когда есть возможность — навещает. Олег Юрьевич снова женился, появились дети, но судьба уготовила ему страшные испытания: незадолго до трагедии, случившейся с Ирой, его новая семья погибла в автокатастрофе.

НЕУЖЕЛИ НЕТ СТРАХА?

К Ире часто приезжают друзья — иногда выбираются вместе в кафе, гуляют. Кстати, вернувшись на родину, спортсменка успела побывать на трассе. Отвезли знакомые тренеры по бобслею. Не настаивали, просто предложили. Ира не отказалась. Сидела на трибуне и наблюдала за соревнованиями юниоров. Оказавшиеся поблизости люди не могли поверить своим глазам: как после всего пережитого можно вновь погрузиться в эти ужасные воспоминания? Неужели нет страха?

«Все цели, к которым я когда-то стремилась, остались в другой жизни, они невыполнимы. — Ира плачет. — А новых не появилось. Я кататься любила. Может, потом полюбила бы что-то еще, но не успела. Мне не хватает волшебной палочки, чтобы повернуть время вспять. Я бы хотела выздороветь и снова пойти в бобслей. Даже если бы мне чудесным образом предоставился второй шанс — при условии, что неизвестно, чем все опять может закончиться, — я бы вернулась не раздумывая. Мне хотелось как можно дольше выступать на соревнованиях, ездить в другие страны, знакомиться с разными людьми… Меня просто взяли и зачеркнули».

Соревнования были всей ее жизнью: «Такой радостью… Я даже свой день рождения никогда не праздновала, потому что он летом, когда я уезжаю на сборы. Подарки привыкла делать сама себе. А Новый год, после того как родители развелись, мне больше нравится отмечать вместе с подругой, которая сама вечно на сборах пропадает. Посидим вдвоем, поболтаем — вот и весь праздник».

Кстати, нынешний год — Кота и Кролика, а любимый Ирин талисман — большой плюшевый кот, зовут Кисулей. Везде его с собой возила, порой он даже использовался в качестве подушки. Кисуля был одним из первых, кто встретил свою хозяйку, очнувшуюся от долгого забытья. Кто знает, может быть, любимый талисман принесет ей удачу? Ведь восстановительный процесс у Иры только начинается. Завершился один курс, последует другой, а за ним — следующий…

Друзья и спортивные чиновники, конечно, не забывают. Помогают, в том числе и деньгами, но эта помощь не вечна. Тем более что Ире предстоит сложнейшая пластическая операция, ради которой она должна будет вернуться в Германию.

«ОБ ЭТОМ Я ПОДУМАЮ ЗАВТРА»

В будущее спортсменка, несмотря ни на что, старается смотреть с оптимизмом. Ирина знает, что нужно ставить перед собой самую невероятную цель и неуклонно ее добиваться. Она уже совершила подвиг, в чем с готовностью распишутся немецкие врачи, взявшие с чудо-пациентки слово периодически встречаться в медицинском центре для наблюдений, ведь случай ее почти уникальный.

А что дальше? Ирина знает, к чему идет, знала это, еще находясь в палате в Мюнхене.

«Я слышала, что мое имя влияет на характер, делая его взрывным, — рассуждает она. — И действительно, в школе дралась и с девчонками, и с мальчишками. Сейчас не дерусь, но уступать не люблю. У меня есть огромное желание испытать свои силы на Олимпиаде. Знаю, знаю, что это почти невозможно. Прекрасно понимаю, что ноги повреждены так сильно, что у меня просто нет шансов. Но пока есть самая ничтожная надежда, стараюсь думать о хорошем. Рано или поздно придется ответить на этот вопрос, но, как говорит героиня «Унесенных ветром» Скарлетт, «об этом я подумаю завтра». А сейчас я хочу на Олимпиаду».

Ирина Рудакова, ИМЕНА март 2011

ПОМОЩЬ ВСЕ ЕЩЕ НУЖНА

Возможности человеческой воли не безграничны. Чтобы сбылись мечты этой юной девушки, нужны еще и деньги. С миру по нитке. Ей помогают многие, но вот свое право на страховку, например, придется отстаивать в суде. А лечиться нужно сейчас Ирина будет благодарна любым суммам. Мы публикуем реквизиты банковского счета спортсменки.

Банковские реквизиты для благотворительной помощи:

Лефортовское отделение № 6901/00428 Сбербанка России ОАО

Кор. Счет: 30101810400000000225 в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России

БИК 044525225

ИНН 7707083893

ОКПО 00032537

ОГРН 1027700132195

OKOHX 96130

КПП 775003006

Лицевой счет: 42307810038120706180 Получатель: Скворцова Ирина Олеговна

Мой блог находят по следующим фразам

Мой блог находят по следующим фразам

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>